«Морские буряты» проснулись

На прошлой неделе в театре «Байкал» прошла встреча представителей эхиритов. Соплеменники из Ольхона, Баргузина, Курумкана и Кудары говорили о проведении первого общеплеменного фестиваля. Не было представителей Эхирита, Баяндая, Качуга, Иволги и компактных мест проживания в Баунте, Еравне, Кижинге и Аге.

Объединение эхиритов
Слева направо: И.Дашамолонова, Ж.Абзаев, Д.Бадлуев, А.Махачкеев, Б.Михайлов, Т.Дугаржапов. Фото «АРД».

— Современные эхириты живут сами по себе, не интересуются общими корнями и традициями, — заявил литератор Жорж Абзаев из Курумкана, инициатор встречи. — До революции ольхонцы, кударинцы, баргузинцы ездили друг к другу, брали жен, устраивали тайлганы, родовые праздники. Может быть, мы создадим общественное движение «Эхиридγγдэй нэгэдэл», которое объединит представителей всего племени по обе стороны Байкала?

В целом участники встречи были солидарны с ним, и в первую очередь молодые соратники Абзаева — Буда Тинхалаев и Сарюна Ринчинова. Но были предложены и другие пути консолидации. Глава села Корсаково Леонид Сониев из Кабанского района предложил провести у них Эхиритский фестиваль. Он может пройти уже в июне текущего года. Корсаково – самое крупное бурятское село в этом районе и, нужно сказать, процветающее. Свидетельство чему новые дома на улицах села. А основа их благополучия это рыболовство. Ныне именно кударинцы и баргузинцы являются основными поставщиками рыбы в Улан-Удэ. То же самое верно и в отношении ольхонцев к Иркутску. Впрочем, рефрижераторы с рыбой стабильно идут в Иркутск и из Кабанского района.

И это не случайно. Байкал — это внутриэхиритское море, эхириты – «морские буряты», выделяющиеся этим во всем монгольском мире, а их тотем – это пестрый налим. Что любопытно, культ рыбы в кулинарном отношении, как и эхиритское наречие, сохранили баргуты, укочевавшие в XVI веке в степи Внутренней Монголии. Приезжая в последние годы на историческую родину, они всё своё свободное время посвящают рыбалке.

После их ухода баргузинские буряты поставляли такой деликатес, как язычки карася, к столу Его Императорского Величества. Они же снабжали этой рыбой Иркутск, Верхнеудинск и другие населённые пункты по обе стороны Байкала. В книге Павла Дырхеева о верхоленских бурятах в рассказе о Качуге пишется: «Хотя наши улусы были далеко на отшибе, до нас доезжали буряты с Байкала. Это были ольхонские и баргузинские рыбаки. Они привозили на санях солёный омуль в бочках и обменивали на зерно выделанную овчину или мясо».

В Баргузине существует настоящий культ карася. В качестве подношения его используют в шаманских обрядах. В Хилгане этим известны сэгэнуты (джунгарский род, влившийся в состав эхиритов). Карась никогда не надоедает, поскольку, как придонная рыба, богата микроэлементами и заменяет мясо. Во время летних полевых работ баргузинцы сохраняли живую рыбу в ямах, перекладывая сырым мхом, а на зиму заготавливали её возами.

Кударинцы в основном рыбачили в дельте Селенги, богатой разнообразной рыбой в любое время года. На самом Байкале лучшими мореплавателями и рыбаками были ольхонские буряты. В 1872 году они обязались оказывать помощь терпящим крушение на море. И в том же году спасли два судна ангарских рыбопромышленников Павла и Ивана Оглоблиных.

«Морские буряты» были бесстрашными рыбаками, всегда готовыми к взаимопомощи и взаимовыручке – необходимым факторам рыбацкого промысла. Жизнь на море, зависимость от непредсказуемой рыбацкой фортуны, безусловно, сказались на характере «морских бурят» — у них свой темперамент и восприятие жизни. Если степь — это отары, простор и протяжные песни, тайга – охота и собирательство, то море — это капризы погоды и взаимовыручка, от которой зависят жизнь и смерть. На первом Эхиритском фестивале в Корсаково именно морская тематика может стать так называемой «фишкой». Гонки на баркасах, забрасывание невода, тройная уха, отварные нерпичьи ласты и прочее. Впрочем, эхириты не только рыбаки, но и традиционно земледельцы, скотоводы и охотники.

На прошедшей встрече соплеменники договорились известить своих сородичей о будущем фестивале. На каких формах взаимодействия в итоге остановятся эхириты, покажет время. Это может быть ежегодный Сагаалган, как у хори, встречи, как у хонгодоров или ещё как-то. Однако, хонгодорский формат кочующего фестиваля кажется более продуктивным. Он проводится один раз в два года в хонгодорских районах. Это способствует сохранению традиций и развитию культуры и туризма. А в прибайкальских – Ольхоне, Кударе и Баргузине туризм уже неплохо развит, и он же стимулирует культуру и традиции. Ведь туристам нужно что-то показывать.

Источник: «Буряад Yнэн»

Читайте также: Объединение эхиритов приобретает реальные очертания