Три сосны Курумкана

Природа в Курумкане обладает сверхъестественной силой, уверены жители района. Так, в самом центре села росли три сосны. С давних времен они считались священными. Люди, попытавшиеся осквернить эти развесистые деревья, были наказаны.

Три сосны Курумкана

В  селе  на  улице Школьной  на древнем  шаманском  месте  эвенков  стояли  старые  сухие  сосны. Ни в одном окрестном  селе  ни  один  человек  не решался  их  срубить.  Хотя  такие  попытки предпринимались не раз.

В  середине 1970-х  годов  бригада литовцев и белорусов, работавших на строительстве школы, согласилась свалить  одно  из  деревьев,  стоящее на проезжей части и мешающее движению.  У  первого же  человека  слетевшая  с  бензопилы  цепь  обмоталась вокруг рук, наподобие наручников. Когда через неделю пришла другая бригада, рабочему оторвало руку точно так же сорвавшейся цепью.

На  них молились.  Это  они  испокон веков росли на земле эвенков. И  вокруг  них  понастроили дома, дороги. Они, видите ли, потом стали мешать движению. Деревьям клали еду, монеты,  хадаки  подвязывали.  В  них эвенкийский дух жил, — уверен местный житель Булат.

Еще  с  советских  времен  попытки местной  администрации  убрать  сосну  заканчивались  одинаково:  инструмент ломался или вовсе не включался. Интересно, что в других местах техника  работала  исправно.  В  итоге дерево  признали  священным  и  стали  ему  поклоняться.  Буряты  уверены, что в нём живёт могущественный дух — покровитель всех местных деревьев.

По  дороге  в  школу  приходилось  проходить  мимо  сухой  сосны. Мне  всегда  было  страшно.  Среди школьников было такое поверье: чтобы она тебе ничего не сделала, нужно  откупиться  монеткой.  Когда  денежек  с  собой  не  было,  я шла  в  обход, — вспоминает молодая женщина Любовь.

К настоящему времени этих сосен по улице Школьной уже нет. Все три сосны упали сами, последняя в 2013  году. Об одном из случаев до сих пор с ужасом вспоминают местные жители:

—  Примерно  в 1995  году  самая старшая из сосен, отжившая свой век, упала. Естественно, лежащую в центре села сосну нужно было вывозить за пределы села. Но никто из местных жителей  не  решался  этого  сделать, так как боялись гнева духа «трех сосен».  Согласился  за  определенную плату вывезти сосну не местный тракторист, который ничего не знал о силе «трех сосен». Тракторист вывез сосну, но через несколько дней погиб, попав в  аварию  на  том  тракторе, на котором вывозил сосну.

Три сосны Курумкана
Фото: vk.com

Ученые о духах деревьев

После выхода нашумевшего фильма «Аватар» некоторые якутские ученые посчитали, что сюжет о мировом древе заимствован из их фольклора.

Между тем известный ученый Наталья Жуковская  тоже  пишет  о  культе  деревьев  у  бурят. По  её  мнению,  дерево  в  обряде  посвящения шамана играет роль лестницы, по которой тот восходит на небо — в мир богов и духов. Например, у кудинских бурят связующим звеном между  землей  и миром  духов  выступают  две березы. Одна закрепляется прямо в юрте шамана, а верхушка ее торчит из верхнего отверстия юрты — это символ небесной двери, открывающейся  перед  посвящённым  шаманом.

Вторая береза,  толстая и  с  корнями,  закапывается  на  месте  совершения  обряда,  на  нее шаман влезает в необходимый момент и призывает  оттуда  своих  богов  и  духов.  В  мифологии  кудинских  бурят  есть  мировое  дерево, растущее  в  той  части  неба,  где  обитает  Эсэгэ Малан-тэнгэри, глава добрых западных тэнгэри. У подножия этого дерева живут шаманские  духи,  которые  ему  подчиняются.  Кости умерших шаманов  у  бурят  замуровывались  в специально выбранную для этой цели шаманскую сосну, которая становилась обиталищем его  души.

У  всех  народов  Сибири  предметом почитания  являлась  лиственница.  Так,  буряты с просьбой даровать детей (үхибүү үгыш), долголетие выбирали молодое, крепкое дерево (лиственницу), опоясывали его полосой материи,  лентой,  зажигали  лампадку  и  обходили несколько раз вокруг дерева, излагая свои просьбы. Такой же по  содержанию обряд  существовал и у якутов. Молиться о здоровье к лиственнице  ходили  буряты.  Большие  моления у лиственницы проводили весной и осенью тувинцы-тоджинцы.  Согласно  представлениям  закаменско-тункинских  бурят,  лиственница  связана  с жизненностью, жизнью  человека (hүлдэ). Не зря в тех местах строят дома в основном из лиственницы.

Срубив дерево, укоротишь жизнь

Буряты, тувинцы, якуты и народы Севера не рубили  деревья  без  надобности  и  больше,  чем нужно. И прежде чем брать  у природы что-то, просили  у неё прощения. На месте  срубленного дерева они оставляли шишки, закапывая их в землю: «Следа твоего чтоб не исчезало, вырастут почки. Чтоб насовсем не исчезало, богатое дерево вырастет». Срубить дерево без причины до  сих  пор  у  бурят  означает  укоротить жизнь себе и потомкам.

В Шибертуе,  по  данным  анкетирования,  на пенёк срубленного дерева клали щепку и приговаривали: «Прости меня, о дух дерева. Срубил тебя по нужде, не для забавы. Оставляю тебе в благодарность щепку от  тебя, чтоб не исчезло ты с лица Земли».

В старину верили, что поваленные в бурю деревья  влекли  скорую  гибель  людей (олон хүн гараха). Видеть во  сне поваленную лиственницу —  к  смерти  кого-либо из родственников, если это дерево было маленьким — к гибели  ребёнка.  Берёза  у  хори-бурят  олицетворяет коновязь — сакральный символ рода. Эхэ-модон —  дерево-мать —  называли  они берёзу. Во время родов женщина держалась за деревянный опорный  столб юрты, а  когда ребёнок появлялся на свет, на столбе делался надрез. Когда  умершего  хозяина везли к месту погребения, за ним везли и этот столб. Ни один бурят никогда не срубит одинокое дерево (ганса модон), оно считается имеющим хозяина,  а  тронувшего  это  дерево  неминуемо ждёт  гибель.

Никогда не срубят дерево, растущее в ограде: может прерваться человеческий род. Особо  строгими  были  запреты  по  отношению к мүнхэ модон — «вечным деревьям»: кедру, ели. Поэтому нельзя было ломать ветки деревьев,  наоборот,  нужно «одаривать»  крупные деревья, развешивая на их ветвях кусочки материи, проявляя тем самым преклонение перед хозяином  леса.  Чем-либо  выделяющиеся  деревья  отмечались  знаком «неприкосновенности». Говорили, что это дерево с «хозяином» (эзэтэй модон),  т.е.  дерево,  в  котором живёт  какой-то дух. Поэтому болезнь или  смерть  человека объясняли так: он срубил дерево, которое имело «хозяина» и которое нельзя было трогать.  Эзэтэй  модон —  это  обычно  дерево,  одиноко стоящее или с причудливой кроной, изогнутым стволом.

Другой бурятский ученый, Галданова,  считает,  что  термин «эзэтэй модон»  возник в связи с обычаем погребать прах шамана в дереве, в результате чего, как полагали, появлялся дух-хозяин. Эта мотивация, по её мнению, является  вторичной.  Прах  шамана  замуровывали обычно в сосне, поэтому выражение «нарhанда мүргэхэ» (молиться) означает «молиться шаманскому духу». Кстати, буряты остерегаются сажать вблизи своих жилищ черёмуху. Считалось, что она  грозит исчезновению рода человека (уг гарбалаараа hалаха).

Вместо дров – помёт

Буряты даже на зиму дрова не заготавливали, т.е. деревья специально для этого не валили, а использовали для топки обычно сухостой и валежник. До  сих  пор  в  селах  Бурятии  и Монголии  используют  в  качестве  топлива  высохший коровий навоз. Ведь он, по сути, представляет собой переработанную траву. И надо отметить, что КПД такого топлива весьма высок. Сейчас в Иволгинском дацане пробуют запустить производство таких топливных брикетов.

В 60-е годы прошлого века директор совхоза «Курбинский» (с. Тэгда), человек недюжинных организаторских способностей, внезапно ушёл из жизни. Дело было перед Новым годом. Жители курбинской долины поговаривали, что Цырен Балбарович срубил одинокую ёлочку для встречи Нового года. И люди искренне верили, что за этот проступок его наказал и забрал хозяин дерева.

                                                                                                                                                            Анастасия Аюшеева для “Информ-Полиса”.