«Истеричные создания»: Как восстанавливают популяцию байкальского сига

Дарья Филиппова рассказала The Village о повадках беременной рыбы и космических курортах северного Прибайкалья.

Байкальский сиг

Экспедиция по восстановлению популяции байкальских сигов в верховье реки Баргузин проводится каждый год силами ученых иркутского Лимнологического института и по их инициативе. Туристический гид Даша Филиппова вошла в небольшую команду ученых в качестве волонтера и рассказала The Village о своеобразных повадках беременной рыбы и об эдельвейсах и горячих источниках Баргузинской долины.

О рыбе с любовью

Рыболовный сачок

Маточное стадо омуля — весьма истеричные создания: бассейн буквально закипает

Дороги в Баргузинской долине по большей части гравийные, трудные. Ближе к верховью реки Баргузин их почти нет — просто колея в лесу, реки и ручьи приходится вброд переезжать много раз, а путь от Иркутска занимает больше двух суток.

Первый пункт экспедиции — рыбоводный завод в деревне Большая Речка недалеко от устья Селенги, и надо слышать, с какой любовью говорит о сигах и омулях главный рыбовод завода Андрей Благодетелев. Задача завода — разводить мальков из икры и отпускать их в естественную среду.

Здесь стоят инкубаторы с икрой, установлены бассейны, в которых плавает подрощенная рыба. На заводе не только разводят, но и проводят анализ состояния омуля, сига и других видов байкальской рыбы. Святая святых завода — садковая база, где обитает маточное стадо. Здесь омуль нерестится естественным образом. Десять тысяч особей посольского омуля (10 лет назад было 170 тысяч) — весьма истеричные создания. Подходишь к бассейну, а он буквально закипает. У бассейна двойное дно: икра откладывается, потом поворачиваются алюминиевые «крылья», так икра изолируется от рыб, чтобы они сами ее не поедали.

Рыборазводный завод

Рыборазводный завод

Байкальский омуль и сиг

Состояние рыбы — зараженность паразитами и другие параметры здоровья — определяют с помощью анализов в лаборатории. А о зрелости рыбы судят по ее печени и чешуе — как и ствол дерева, она образует годовые кольца.

На рыбзаводах ученые обычно проводят и различные эксперименты: самочкам колют гормон для быстрого созревания, скрещивают разные виды рыб, например, сига озёрного и сига-пыжьяна.

«Загоняют в угол и нерестятся»

Плавник байкальского сига

Закон природы: чем больше потомства, тем меньше о нем заботы

Задача экспедиции — собрать икру, оплодотворить её искусственным способом и доставить на рыбзавод. На рыбзаводе в Большой Речке рассказывают, как этот процесс представляют себе деревенские рыбаки: «Самец самку загоняет в тёмный угол и там они нерестятся!» На самом деле всё куда менее романтично: самка мечет икру под камнями или на дно, самец брызгает спермой — происходит оплодотворение. И дальше родители с икрой ничего не делают. В природе действует закон: чем больше потомства, тем меньше о нём заботы, и наоборот. Но икру могут съесть сами самцы или другие обитатели рек. Поэтому икру часто «доводят» до мальков в искусственных условиях: она собирается с текучей (беременной) самки, оплодотворяется спермой самца, после чего выдерживается несколько месяцев в инкубаторах на рыбоводных заводах. При этих более благоприятных, чем природные, обстоятельствах мальков рождается в разы больше, чем в естественной среде.

Разведение байкальского сига

Разведение байкальского сига

Разведение байкальского сига

Разведение байкальского сига

Икру собирают не только с текучей рыбы, которая попадает в специально установленные садки и сети, но и пипетками выбирая ее из взбиваемого ила со дна ручьев.

И икру, и живую рыбу на рыбзавод обязательно нужно везти в холодной воде со льдом, иначе она может погибнуть. Перевозят только самочек, самцов, после выполнения ими главной функции оплодотворения, выпускают в чистейшие воды Баргузина.

Космические источники

Курорт Алла

Курорт Сея — это что-то космическое: «кипящее» озеро с температурой около 80 градусов

Баргузинская долина, где проходит основная часть работы экспедиции, — межгорная котловина между Баргузинским и Икатским хребтами. Эдельвейсов здесь больше, чем любой другой травы вместе взятой, чуть-чуть чабреца, чуть-чуть полыни. Много лис и белок, а вот волков видеть не пришлось, хотя их здесь достаточно. Медведей нет, но в горах неподалеку они водятся в большом количестве.

Курортные места Баргузинской долины

Баргузинская долина

У Баргузина много притоков и горячих источников. Курумкан — местный оазис цивилизации. Километров на 200 вокруг это единственное место, где есть заправка, супермаркет, «Мои документы» и прочие радости XXI века. А рядом — горячие источники горной реки Алла. По её берегам их около 50, в трёх километрах от курорта — чудесный водопад. Ущелье Аллы поражает красотой. В XIX веке Соодой Лама говорил об ущелье как об опасности для всей долины (пророчил то ли сель, то ли подобный природный катаклизм), и чтобы предотвратить это, «запечатал» ущелье камнем с мантрами. Природные и религиозные чудеса сплетаются на Алле, как и во всей долине.

Ещё один курорт — Умхей, где течет настоящая горячая река. Но самое удивительное — это курорт Сея, что-то космическое: «кипящее» озеро с температурой воды около 80 градусов. «Кипит» оно от пузырьков газа, поднимающихся со дна. Но когда на улице чуть выше нуля, а рука не выдерживает температуры воды, в которой растут какие-то абсолютно соляристические водоросли — действительно чувствуешь себя на другой планете.

Текст, фотографии: Дарья Филиппова/The Village